foto1
foto1
foto1
foto1
foto1
ГДЗ. Лучшие школьные сочинения по русскому языку литературе. Шпаргалки.l

Готовые домашние задания

История создания

Тема народных восстаний под предводительством Разина и Пу­гачева заинтересовали Пушкина еще в 1824 г., вскоре после его при­езда в Михайловское. В первой половине ноября 1824 г. в письме к брату Льву он просит прислать ему «Жизнь Емельки Пугачева» (Пушкин, т. 13, с. 119). Пушкин имел в виду книгу «Ложный Петр III, или Жизнь, характер и злодеяния бунтовщика Емельки Пугачева» (Москва, 1809).

В следующем письме к брату Пушкин пишет: «Ах! боже мой, чуть не забыл! Вот тебе задача: историческое, сухое из­вестие о Сеньке Разине, единственном поэтическом лице русской истории» (Пушкин, т. 13, с. 121). В Михайловском же Пушкин обра­батывал фольклорные песни о Разине.

Интерес поэта к теме был обусловлен также тем, что вторая по­ловина 1820-х годов была отмечена волной крестьянских возмуще­ний, беспорядки не обошли стороной и Псковскую область, в кото­рой жил Пушкин до осени 1826 года и где он неоднократно бывал и позднее. Крестьянские беспорядки конца 1820-х годов создавали тревожную ситуацию.

17 сентября 1832 года Пушкин уехал в Москву, где П.В. Нащокин рассказал ему о судебном процессе белорусского дворянина Ост­ровского; этот рассказ лег в основу повести «Дубровский»; замысел повествования о дворянине-пугачевце временно был оставлен — Пушкин вернулся к нему в конце января 1833 года. В эти годы поэт активно собирал исторический материал для будущей книги: рабо­тал в архивах, посещал места, связанные с восстанием Пугачева. В результате одновременно с «Капитанской дочкой» создавалась кни­га о Пугачеве. Работа над «Историей Пугачева» помогла Пушкину осуществить художественный замысел: «Капитанская дочка» была вчерне закончена 23 июля 1836 года. Пушкин, не вполне удовлетво­ренный первоначальной редакцией, переписал книгу. 19 октября «Капитанская дочка» была переписана до конца, а 24 октября посла­на цензору. Пушкин просил цензора, ПЛ. Корсакова, не разглашать тайну его авторства, предполагая выпустить повесть в свет аноним­но. «Капитанская дочка» появилась 22 декабря 1836 года в четвертом номере журнала «Современник».

Род, жанр, творческий метод

Заглавие для своего произведения Пушкин выбрал, вероятно, лишь осенью 1836 года, когда рукопись была отправлена писателем в цензуру; до этого времени, упоминая в письмах о «Капитанской дочке», Пушкин называл свое повествование просто романом. По сей день нет единого мнения в определении жанра «Капитанской дочки». Произведение называют и романом, и повестью, и семей­ной хроникой. Как было сказано выше, сам поэт считал свой труд романом. Позже исследователи пришли к мысли, что «Капитанская дочка» является повестью. По форме это мемуары — записки старо­го Гринева, в которых он вспоминает об истории, которая про­изошла в молодости — семейная хроника переплелась с историче­скими событиями. Итак, жанр «Капитанской дочки» можно определить как исторический роман в мемуарной форме. Не слу­чайно Пушкин обратился к мемуарной форме. Во-первых, мемуары придавали произведению колорит эпохи; во-вторых, помогли из­бежать цензурных затруднений.

В произведении очевидна документальность, героями его явля­ются реально существующие люди: Екатерина II, Пугачев, его сорат­ники Хлопуша и Белобородов. Вместе с тем исторические события преломляются через судьбы вымышленных героев. Появляется лю­бовная интрига. Художественный вымысел, сложность композиции и построение характеров позволяют отнести произведение Пушки­на к жанру романа.

«Капитанская дочка» — произведение реалистическое, хотя и не лишенное некоторых черт романтизма. Реализм романа заключает­ся в объективном изображении исторических событий, связанных с Пугачевским восстанием, с изображением реалий жизни и быта дворян, простых русских людей, крепостных крестьян. Романтиче­ские черты предстают в эпизодах, связанных с любовной линией романа. Романтичен сам сюжет произведения.

Тематика

В «Капитанской дочке» можно выделить два круга основных проблем. Это проблемы социально-исторические и проблемы нрав­ственные. Пушкин хотел, прежде всего, показать, как складывалась судьба героев повествования, попавших в круговорот исторических потрясений. На первый план выходит проблема народа и проблема русского национального характера. Проблема народа воплощается через соотношение образов Пугачева и Савельича, через изображе­ние характеров обитателей Белогорской крепости.

Пословица, взятая Пушкиным в качестве эпиграфа ко всей по­вести, обращает внимание читателя на идейно-нравственное со­держание произведения: одна из важнейших проблем «Капитанской дочки» — проблема нравственного воспитания, формирования личности Петра Андреевича Гринева, главного героя повести. Эпи­граф представляет собою сокращенный вариант русской послови­цы: «Береги платье снову, а честь смолоду». Полностью эту послови­цу вспоминает Гринев-отец, напутствуя сына, отправляющегося в армию. Проблема чести и долга раскрывается через противопостав­ление Гринева и Швабрина. Разные грани этой проблемы находят отражение в образах капитана Миронова, Василисы Егоровны, Ма­ши Мироновой и других персонажей.

Проблема нравственного воспитания молодого человека своего времени глубоко волновала Пушкина; с особой остротой она встала перед писателем после поражения восстания декабристов, которое в сознании Пушкина воспринималось как трагическая развязка жизненного пути лучших его современников. Воцарение Николая I привело к резкому изменению нравственного «климата» дворянско­го общества, к забвению просветительских традиций XVIII века. В этих условиях Пушкин ощутил настоятельную необходимость со­поставить нравственный опыт разных поколений, показать преем­ственную связь между ними. Представителям «новой знати» Пушкин противопоставляет людей, нравственно цельных, не затронутых жаждой чинов, орденов и наживы.

Одна из важнейших нравственных проблем романа — личность в переломные моменты истории — остается актуальной и сегодня. Писатель поставил вопрос: возможно ли в борьбе противополож­ных общественных сил сохранить честь и достоинство? И на высо­ком художественном уровне ответил на него. Возможно!

Идея

Известный исследователь творчества А.С. Пушкина Ю.М. Лотман писал: «Вся художественная ткань «Капитанской дочки» отчетливо распадается на два идейно-стилистических пласта, подчиненных изображению миров — дворянского и крестьянского. Было бы не­допустимым упрощением, препятствующим проникновению в под­линный замысел Пушкина, считать, что дворянский мир изобража­ется в повести только сатирически, а крестьянский — только сочувственно, равно как утверждать, что все поэтическое в дворян­ском лагере принадлежит, по мнению Пушкина, не специфически дворянскому, а общенациональному началу».

В неоднозначном отношении автора к восстанию и самому Пу­гачеву, а также к Гриневу и другим персонажам заложена идейная направленность романа. Пушкин не мог положительно относиться к жестокости бунта («Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмыс­ленный и беспощадный!»), хотя и понимал, что в восстании прояв­ляется стремление народа к свободе и воле. Пугачев, при всей своей жестокости, в изображении Пушкина вызывает симпатию. Он пока­зан человеком широкой души, не лишенным милосердия. В сюжет­ной линии любви Гринева и Маши Мироновой автор представил идеал самоотверженной любви.

Основные герои

Н.В. Гоголь писал, что в «Капитанской дочке» «в первый раз вы­ступили истинно русские характеры: простой комендант крепости, капитанша, поручик; сама крепость с единственною пушкой, бес­толковщина времени и простое величие простых людей, все — не только самая правда, но еще как бы лучше ее».

Система персонажей произведения строится на наличии или отсутствии именно духовного побеждающего начала в человеке. Так, принцип противостояния добра, света, любви, истины и зла, мрака, ненависти, лжи отражается в романе в контрастном распре­делении главных персонажей. В одном кругу находятся Гринев и Марья Ивановна; в другом — Пугачев и Швабрин.

Центральной фигурой в романе является Пугачев. К нему схо­дятся все сюжетные линии произведения Пушкина. Пугачев в изо­бражении Пушкина — талантливый предводитель стихийного на­родного движения, в нем воплощен яркий народный характер. Он может быть как жестоким и страшным, так и справедливым и благо­дарным. Показательно отношение его к Гриневу и Маше Мироно­вой. Стихия народного движения захватила Пугачева, мотивы его поступков заложены в морали калмыцкой сказки, которую он рас­сказывает Гриневу:«... чем триста лет питаться падалью, лучше раз напиться живой кровью, а там что Бог даст!»

В сравнении с Пугачевым Петр Андреевич Гринев — герой вы­мышленный. Имя Гринева (в черновом варианте он назывался Бу- ланиным) выбрано не случайно. В правительственных документах, касающихся Пугачевского бунта, значилось имя Гринева среди тех, кто был вначале под подозрением, а затем оправдан. Выходец из обедневшей дворянской семьи, Петруша Гринев в начале повество­вания представляет собой яркий образец недоросля, обласканного и любимого домашними. Обстоятельства военной службы способ­ствуют взрослению Гринева, в дальнейшем он предстает человеком порядочным, способным к смелым поступкам.

«Имя девицы Мироновой, — писал Пушкин 25 октября 1836 года цензору П.А. Корсакову, — вымышлено. Роман мой основан на пре­дании, некогда слышанном мною, будто бы один из офицеров, из­менивших своему долгу и перешедших в шайки Пугачевские, был помилован императрицей по просьбе престарелого отца, кинувше­гося ей в ноги. Роман, как изволите видеть, ушел далеко от истины». Остановившись на названии «Капитанская дочка-», Пушкин подчер­кивал значимость образа Марьи Ивановны Мироновой в романе. Капитанская дочка изображена как нечто светлое, юное, чистое. За этой внешностью просвечивает небесная чистота души. Главное со­держание ее внутреннего мира — в полном доверии к Богу. В ней на протяжении всего романа ни разу нет и намека на не то чтобы бунт, но и на сомнение в правильности или справедливости происходя­щего. Так, наиболее ярко это проявляется в отказе Маши от брака с любимым человеком вопреки воли его родителей: «Родные ваши не хотят меня в свою семью. Буди во всем воля Господня! Бог лучше нашего знает, что нам надобно. Делать нечего, Петр Андреич; будьте хоть вы счастливы...». Маша соединила в себе лучшие качества рус­ского национального характера — веру, способность к искренней самоотверженной любви. Она является ярким запоминающимся образом, «милым идеалом» Пушкина.

В поисках героя для исторического повествования Пушкин об­ратил внимание на фигуру Шванвича, дворянина, служившего Пуга­чеву; в окончательной редакции повести это историческое лицо, с существенным изменением мотивов его перехода на сторону Пуга­чева, превратилось в Швабрина. Данный персонаж вобрал в себя всевозможные негативные характеристики, главная из которых представлена в определении Василисы Егоровны, данном ею при выговоре Гриневу за поединок: «Петр Андреич! Этого я от тебя не ожидала. Как тебе не совестно? Добро Алексей Иваныч: он за душе­губство и из гвардии выписан, он и в Господа Бога не верует; а ты-то что? туда же лезешь?» Капитанша точно указала на суть противо­стояния Швабрина и Гринева: безбожие первого, диктующего всю подлость его поведения, и вера второго, являющаяся основой дос­тойного поведения и благих деяний. Его чувство к капитанской доч­ке — страсть, выявившая в нем все наихудшие свойства и черты: не­благородство, подлость натуры, озлобленность.

Место второстепенных персонажей в системе образов

В системе персонажей важную роль играют родные и близкие Гринева и Маши. Это Андрей Петрович Гринев — отец главного ге­роя. Представитель старинного дворянства, человек высоких нрав­ственных принципов. Именно он отправляет сына в армию, чтобы тот «понюхал пороху». Рядом с ним по жизни идет его жена и мать Петра — Авдотья Васильевна. Она является воплощением доброты и материнской любви. К семье Гриневых с полным правом можно от­нести крепостного человека Савельича (Архипа Савельева). Он за­ботливый дядька, воспитатель Петра, который самоотверженно со­провождает воспитанника во всех его приключениях. Особую храбрость проявил Савельич в сцене казни защитников Белогор- ской крепости. В образе Савельича нашло отражение типичное изображение того воспитания, которое давалось в то время сыновь­ям помещиков, живших в своих деревнях.

Капитан Иван Кузьмич Миронов — комендант Белогорской крепости — человек честный и добрый. Он храбро сражается с бунтовщиками, защищая крепость, а вместе с ней и свою семью. Солдатский долг капитан Миронов выполнил с честью, отдав жизнь за отечество. Участь капитана разделила и его жена Васили­са Егоровна, хлебосольная и властолюбивая, сердечная и мужест­венная.

Некоторые персонажи романа имеют исторические прототипы. Это в первую очередь Пугачев и Екатерина II. Затем сподвижники Пугачева: капрал Белобородов, Афанасий Соколов (Хлопуша).

Сюжет и композиция

В основе сюжета «Капитанской дочки» находится судьба моло­дого офицера Петра Гринева, который сумел в тяжелых историче­ских обстоятельствах остаться добрым и человечным. Любовная ис­тория взаимоотношений Гринева и Маши Мироновой, дочки коменданта Белогорской крепости, происходит во время Пугачев­ского восстания (1773-1774 гг.). Пугачев является связующим зве­ном всех сюжетных линий романа.

В «Капитанской дочке» четырнадцать глав. Всему роману и каж­дой главе предшествует эпиграф, всего их в романе семнадцать. В эпиграфах акцентируется внимание читателя на наиболее важных эпизодах, определяется авторская позиция. Эпиграф ко всему рома­ну: «Береги честь смолоду» — определяет главную нравственную проблему всего произведения — проблему чести и достоинства. Со­бытия излагаются в мемуарной форме от лица постаревшего Петра Гринева. В конце последней главы повествование ведется «издате­лем», за которым скрывается сам Пушкин. Заключительные слова «издателя» являются эпилогом «Капитанской дочки».

Первые две главы представляют собой экспозицию повести и знакомят читателей с основными героями — носителями идеалов дворянского и крестьянского миров. Пронизанный иронией рассказ о семье и воспитании Гринева погружает нас в мир старого помест­ного дворянства. Описание быта Гриневых воскрешает атмосферу той дворянской культуры, которая порождала культ долга, чести и человечности. Петрушу воспитывали глубокие связи с родовыми корнями, почитание семейных традиций. Этой же атмосферой про­низано описание жизни семейства Мироновых в Белогорской кре­пости в трех первых главах основной части повествования: «Кре­пость», «Поединок», «Любовь».

Семь глав основной части, повествующие о жизни в Белогор­ской крепости, имеют важное значение для развития любовной линии сюжета. Завязкой этой линии является знакомство Петруши с Машей Мироновой, в столкновении из-за нее Гринева со Шваб- риным развивается действие, а объяснение в любви между ране­ным Гриневым и Машей является кульминацией развития их от­ношений. Однако роман героев заходит в тупик после письма Гринева-отца, отказывающего сыну в согласии на брак. О событи­ях, подготовивших выход из любовного тупика, повествуется в главе «Пугачевщина».

В сюжетном построении романа явно обозначены как любовная линия, так и исторические события, тесно переплетающиеся между собой. Выбранная сюжетно-композиционная структура произведе­ния позволяет Пушкину наиболее полно раскрыть личность Пугаче­ва, осмыслить народное восстание, на примере Гринева и Маши обратиться к основным нравственным ценностям русского нацио­нального характера.

Художественное своеобразие

Одним из общих принципов русской прозы до Пушкина было сближение ее с поэзией. Пушкин отказался от такого сближения. Проза Пушкина отличается лаконичностью и сюжетно-компози- ционной четкостью. В последние годы поэта волновал определенный ряд проблем: роль личности в истории, взаимоотношения дворянства и народа, проблема старого и нового дворянства. Предшествовавшая Пушкину литература создавала определенный, часто однолинейный тип героя, в котором доминировала какая-нибудь одна страсть. Пуш­кин отвергает такого героя и создает своего. Пушкинский герой пре­жде всего — живой человек со всеми его страстями, мало того, Пуш­кин демонстративно отказывается от романтического героя. Он вводит в художественный мир среднего человека как главного героя, что позволяет выявить особые, типические черты той или иной эпо­хи, обстановки. В то же время Пушкин намеренно затормаживает развитие сюжета, используя усложненную композицию, образ пове­ствователя, другие художественные приемы.

Так, в «Капитанской дочке» появляется «издатель», который от лица автора высказывает свое отношение к происходящему. Автор- екая позиция обозначается посредством различных приемов: па­раллелизм в развитии сюжетных линий, композиция, система обра­зов, название глав, подбор эпиграфов и вставных элементов, зер­кальное сопоставление эпизодов, словесный портрет героев романа.

Важным для Пушкина был вопрос о слоге и языке прозаического произведения. В заметке «О причинах, замедливших ход нашей сло­весности» он писал: «Проза наша так мало еще обработана, что даже в простой переписке мы принуждены создавать обороты слов для изъяснения понятий самых обыкновенных...» Таким образом, перед Пушкиным стояла задача создания нового языка прозы. Отличи­тельные свойства такого языка сам Пушкин определил в заметке «О прозе»: «Точность и краткость — вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей и мыслей — без них блестящие выражения ни к че­му не служат». Такой стала проза самого Пушкина. Простые двусос­тавные предложения, без сложных синтаксических образований, ничтожно малое количество метафор и точные эпитеты — таков стиль пушкинской прозы. Вот отрывок из «Капитанской дочки», ти­пичнейший для пушкинской прозы: «Пугачев уехал. Я долго смотрел на белую степь, по которой неслась его тройка. Народ разошелся. Швабрин скрылся. Я воротился в дом священника. Все было готово к нашему отъезду; я не хотел более медлить». Проза Пушкина была принята современниками без особого интереса, зато в дальнейшем развитии из нее выросли Гоголь и Достоевский, Тургенев.

Крестьянский уклад жизни в романе овеян особой поэзией: пес­ни, сказки, легенды пронизывают всю атмосферу повествования о народе. В тексте звучит бурлацкая песня и народная калмыцкая сказка, в которой Пугачев объясняет Гриневу свою жизненную фи­лософию.

Важное место в романе занимают пословицы, в которых отра­зилось своеобразие народной мысли. Исследователи неоднократно обращали внимание на роль пословиц и загадок в характеристике Пугачева. Но пословицами говорят и другие персонажи из народа. Савельич пишет в отписке барину: «...быль молодцу не укора: конь и о четырех ногах, да спотыкается».

Значение

«Капитанская дочка» — итоговое произведение Пушкина как в жанре художественной прозы, так и во всем творчестве. И действи­тельно, в этом произведении сошлись воедино многие волнующие Пушкина на протяжении долгих лет темы, проблемы, идеи; средства и способы художественного воплощения их; основные принципы творческого метода; авторская оценка и мировоззренческая пози­ция по ключевым понятиям бытия человека и мира.

Являясь историческим романом, включая реальный конкретный исторический материал (события, исторические лица), «Капитан­ская дочка» содержит в себе в концентрированном виде постановку и решение социально-исторических, психологических, нравствен­но-религиозных вопросов. Роман был неоднозначно встречен со­временниками Пушкина и сыграл решающую роль в дальнейшем развитии русской литературной прозы.

Один из первых отзывов, написанных после публикации «Капи­танской дочки», принадлежит В.Ф. Одоевскому и датируется при­близительно 26 декабря того же года. «Вы знаете все, что я об Вас думаю и к Вам чувствую, — пишет Одоевский Пушкину, — но вот критика не в художественном, но в читательском отношении: Пу­гачев слишком скоро после того как о нем в первый раз говорится, нападает на крепость; увеличение слухов не довольно растянуто — читатель не имеет времени побояться за жителей Белогорской кре­пости, когда она уже и взята». По-видимому, Одоевского поразила лаконичность повествования, неожиданность и быстрота сюжетных поворотов, композиционная динамичность, не свойственные, как правило, историческим произведениям того времени. Одоевский высоко оценил образ Савельича, назвав его «самым трагическим лицом». Пугачев, с его точки зрения, «чудесен; он нарисован мастер­ски. Швабрин набросан прекрасно, но только набросан; для зубов читателя трудно пережевать его переход из гвардии офицера в со­общники Пугачева. <...> Швабрин слишком умен и тонок, чтобы по­верить в возможность успеха Пугачева, и недовольно страстен, что­бы из любви к Маше решиться на такое дело. Маша так долго в его власти, а он не пользуется этими минутами. Покаместь Швабрин для меня имеет много нравственно-чудесного; может быть, как прочту в третий раз, лучше пойму». Сохранились сочувственные положи­тельные характеристики «Капитанской дочки», принадлежащие В.К. Кюхельбекеру, ПЛ. Катенину, ПЛ. Вяземскому, А.И. Тургеневу.

«...Весь этот рассказ «Капитанская дочка» чудо искусства. Не подпишись под ним Пушкин, и действительно можно подумать, что это в самом деле написал какой-то старинный человек, бывший очевидцем и героем описанных событий, до того рассказ наивен и безыскусствен, так, что в этом чуде искусства как бы исчезло искус­ство, утратилось, дошло до естества...» — писал Ф.М. Достоевский.

«Что же такое «Капитанская дочка»? Всем известно, что это одно из драгоценнейших достояний нашей литературы. По простоте и чистоте своей поэзии это произведение одинаково доступно, оди­наково привлекательно для взрослых и детей. На «Капитанской доч­ке» (так же, как на «Семейной хронике» С. Аксакова) русские дети воспитывают свой ум и свое чувство, так как учителя, без всяких по­сторонних указаний, находят, что нет в нашей литературе книги бо­лее понятной и занимательной и вместе с тем столь серьезной по содержанию и высокой по творчеству», — высказал свое мнение Н.Н. Страхов.

К отзывам литературных соратников Пушкина примыкает и позднейший отклик писателя ВЛ. Соллогуба: «Есть произведение Пушкина, мало оцененное, мало замеченное, а в котором, однако, он выразил все свое знание, все свои художественные убеждения. Это история Пугачевского бунта. В руках Пушкина, с одной сторо­ны, были сухие документы, тема готовая. С другой стороны, его во­ображению не могли не улыбаться картины удалой разбойничьей жизни, русского прежнего быта, волжского раздолья, степной при­роды. Тут поэту дидактическому и лирическому был неисчерпаемый источник для описаний, для порывов. Но Пушкин превозмог самого себя. Он не дозволил себе отступить от связи исторических собы­тий, не проронил лишнего слова, — спокойно распределил в долж­ной соразмерности все части своего рассказа, утвердил свой слог достоинством, спокойствием и лаконизмом истории и передал про­сто, но гармоническим языком исторический эпизод. В этом произ­ведении нельзя не видеть, как художник мог управлять своим талан­том, но нельзя же было и поэту удержать избыток своих личных ощущений, и они вылились в Капитанской дочке, они придали ей цвет, верность, прелесть, законченность, до которой Пушкин нико­гда еще не возвышался в цельности своих произведений».