foto1
foto1
foto1
foto1
foto1
ГДЗ. Лучшие школьные сочинения по русскому языку литературе. Шпаргалки.l

Готовые домашние задания

Причины реформ . Создание облика новой России, на что нацелился Петр в период своего правления, было невозможно без серьезных изменений в области культуры, науки, образования.

Уже начиная с конца XVII в. к этому подталкивала Россию сама жизнь. Бурно развивались контакты с западными странами. В начале XVIII в. Россия открыла постоянные посольства во всех крупных европейских странах (Голландии, Дании, Австрийской империи, Франции, Англии, Турции). Семья Романовых вступает в династические браки с правящими домами Европы. Широко открываются двери для иностранных подданных, прибывающих на работу в Россию. Сотни молодых дворян при поддержке, а то и по приказу царя уезжают на учебу за границу. Благодаря открытым заново морским путям на Балтике Запад становится намного ближе. Улучшается общая система информации о жизни зарубежных стран. Кроме того, реформы, начатые петровским правительством в области государственного устройства, экономики, военного дела, понуждали к общему подъему культуры страны, появлению в России слоя людей, обладающих знаниями, культурой, опытом на современном для тогдашней Европы уровне.

В этих условиях в русских правящих кругах все более четко складывается мнение: чтобы действительно поднять Россию на новую ступень цивилизации, преодолеть ее вековую отсталость, было необходимо, как говорил один из сподвижников Петра I, «приведение нашего Отечества в сравнение с прочими».

Допетровская Русь, особенно во времена царя Алексея Михайловича, несмотря на явное стремление перенять многое из достижений Европы, стояла на совершенно противоположных позициях. Считалось, что Россия с ее древнейшей славной историей, православием как истинной религией является избранным государством, а русские – избранным народом, которому нечего преклоняться перед странами Запада. Не случайно иностранцы в своих записках о «Московии» с удивлением отмечали, что «московиты» «были самыми тщеславными и гордыми людьми», «они смотрели на другие народы как на варваров», «их гордость заставляла думать о себе как о народе передовом».

Петр круто изменил эти оценки. В своем неприятии «старины» он ударился в другую крайность. По его мнению, Россия жила «доселе в непроходимом мраке невежества». Поэтому необходимо было ввести страну в состав «просвещенных народов». Он стремился сломать барьер недоверия и критического отношения ко всему иностранному, который продолжал существовать в России к началу XVIII в.

Именно благодаря его усилиям в России стало утверждаться мнение о том, что в области просвещения, науки, культуры, быта прогрессивно и полезно то, что уже прошло проверку временем в передовых западных странах, что вывело их на ведущие позиции в мире.

Но Петр стал перенимать не только действительно нужные и полезные научно‑технические достижения, знания, образ жизни и даже образ мыслей, но и то, что для России, во многом не готовой к европейским новшествам, было бессмысленным, вредным и даже губительным.

Вместе с тем Петр, как мы уже отмечали, вовсе не обращал внимания на достижение европейских стран в социальной и политической сферах, на появление выборности, народного представительства, парламентаризма, свободы личности. В стране продолжало действовать Соборное уложение 1649 г., окончательно превратившее Россию в крепостническую страну и проложившее путь к абсолютной монархии.

Несмотря на свою приверженность западной цивилизации, Петр четко проводил линию на приверженность российскому суверенитету, абсолютной политической независимости от европейских стран. Это четко проявилось во время противостояния России ряду стран Запада в период Северной войны. Подлинным вызовом Европе стало принятие Петром I титула императора. Православие по‑прежнему оставалось официальной религией России, и всякое покушение на эту религию, в частности деятельность раскольников, членов разных сект, правительство жестоко преследовало. Как и для самодержцев XVII в., Россия оставалась для Петра и его сподвижников центром тогдашнего мира, хотя они резко критиковали ее за приверженность старине и отсталость.

Овладение всеми богатствами, всеми благами европейской цивилизации, считал Петр, сделает его Россию, его империю одной из ведущих и славнейших стран мира. К этому и стремился Петр, предпринимая свои реформы в области культуры, образования, науки.

 

Новшества культуры и быта.  Когда Петр I по возвращении из Европы в 1698 г. начал обрезать бороды боярам и укорачивать их длиннополые кафтаны, то люди поначалу восприняли это как сумасбродство молодого монарха. Но это было не так. Петр действительно начал широкую программу культурных преобразований. Бороды и кафтаны были лишь «цветочками», потом пошли и «ягодки». Уже в 1700 г. у ворот Кремля были выставлены манекены с образцами новой одежды. Жестко и решительно царь начал менять внешний облик людей.

В жизнь дворян и горожан стали внедряться не только одежда и обувь европейских образцов (польских, венгерских, французских, немецких), но и парики. Верхушка общества, поначалу с недоумением, а зачастую настороженно встретившая эти перемены, вскоре быстро приспособилась к требованиям царя. К тому же это помогало им выделиться из числа простых людей, подчеркнуть свою принадлежность к высшему слою общества.

В конце декабря 1699 г. царь издал указ об изменении летосчисления в России. Вместо византийской системы, по которой счет производился «от Сотворения мира», условно от 1 сентября 5509 г. до н. э. (ее начали использовать в VII в.), Петр предписал считать годы, как в христианской православной Европе (Юлианский календарь), от Рождества Христова и открывать новый год 1 января, а не 1 сентября, как прежде. 1 января 1700 г. Россия стала жить по новому календарю. Но для Церкви Петр разрешил сохранить старое летосчисление.

Так в Россию пришли елка, дед Мороз (опять же по западному образцу), январские новогодние праздники.

Вскоре после переноса столицы в Петербург в этих праздниках стали участвовать царская семья, двор, гвардия, все население города. Проходили торжественные церковные службы, а на улицах устраивались елки, массовые гулянья, фейерверки; в домах горожан начинались пиры, в которых нередко принимал участие и сам царь.

За этим наступили перемены в счете часов. Раньше сутки делились от утра и до вечера. Петр же ввел новое, европейское, деление – с полудня до полуночи, т. е. с 12 часов дня до 12 часов ночи. Все часы в России, в том числе и на Спасских воротах Кремля, стали переделывать. 9 декабря 1706 г. куранты Спасской башни впервые отбили 9 часов утра.

Петр добивался, чтобы общение окружавших его людей было свободным и раскованным, чтобы ушли в прошлое закоснелые старомосковские ритуалы, сложные церемонии, подчеркивавшие важность и родовитость княжеских и боярских фамилий. Первый пример новым способам общения давал сам Петр. Он запросто общался как со своими сподвижниками, так и с простыми горожанами и даже с солдатами. Заходил в их дома, усаживался за стол, нередко становился крестным детей не только знати, но и простолюдинов. Частыми в покоях царя, в домах его соратников стали дружеские пирушки. Там порой решались важные государственные дела, рождались новые указы, затрагивавшие жизнь всей страны.

С 1718 г. царь ввел в практику общения так называемые ассамблеи – собрания. Они периодически проходили в зимнее время, по вечерам, в домах богатых и знатных дворян и горожан. На них съезжалось все тогдашнее петербургское общество. Гостей здесь не встречали и не провожали. Каждый, в том числе и царь, мог запросто заехать на чашку чая, сыграть партию в шашки или шахматы, которые стали все больше входить в моду как одно из любимых развлечений Петра. Молодежь танцевала, развлекалась. Государственные мужи вели солидные беседы, решали свои назревшие дела, купцы, предприниматели обсуждали профессиональные проблемы.

В ассамблеях непременно участвовали и женщины – с опаской и настороженностью покидали они свои покои, из которых прежде выходили крайне редко. Одетые в новые, европейского образца платья с кринолинами и фижмами, они поначалу робко жались вдоль стен. Но проходило время, скованность и настороженность исчезали.

Уходили с таких ассамблей «по‑английски», не прощаясь.

Частыми стали встречи и общения представителей элиты и богатых горожан между собой и с иностранцами. Для многих семей закончилась жизнь за глухими и высокими московскими заборами и дубовыми воротами. В обычай вошли взаимные визиты, широкое гостеприимство.

На первых порах это приводило к смешным ситуациям. Во время многолюдных петербургских пиров и даже более узких застолий русские дамы не прикасались к незнакомым им западным блюдам, а иностранцы, в свою очередь, приходили в ужас от вкуса и особенно количества русской пищи, когда им предлагали до пятидесяти одних только рыбных блюд.

Другими становились и манеры русских дворян и горожан, появился так называемый «политес», правила хорошего тона. Петр всячески поощрял умение танцевать, свободно изъясняться на иностранных языках, фехтовать, владеть искусством речи и письма. Все это меняло облик высших слоев общества. Вышедшая книга «Юности честное зерцало» стала сводом правил хорошего тона. В ней порицалось то, что совсем еще недавно было обычным для самого молодого царя и его друзей, когда они впервые выехали за границу. Там, в частности, говорилось о поведении за столом: «…сяди прямо и не хватай первый в блюдо, не жри как свинья и не дуй в ушное (от слова «уха́», рыбное блюдо), чтобы везде брызгало, не сопи егда яси (когда ешь)… Не облизывай перстов (пальцев) и не грызи костей, но обрежь ножом».

При Петре российская жизнь засияла чередой новых праздников и увеселений.

Помимо традиционных празднеств, связанных с именинами и днями рождения царя, царицы, их детей, появились и новые – день коронации Петра I, день царского бракосочетания.

Каждый свой военный или политический успех царь также отмечал радостно, бурно и долго, а потом ежегодно вспоминал об этом торжестве. Так появились ежегодные праздники, посвященные Полтавской битве (27 июня), победам под Гангутом и Гренгамом (27 июля), овладение Нарвой (9 августа), заключению Ништадтского мира (30 августа). Особый праздник устраивался в честь учреждения первого русского ордена Св. Андрея Первозванного (30 ноября).

Обязательной частью всех этих торжеств были церковные службы, а также застолья, балы, фейерверки, гулянья в садах и парках, прогулки по Неве.

Частью общего культурного поворота общества стали важные изменения в области грамотности населения, широкого развертывания книгопечатания, типографского и книгоиздательского дела, появление первых русских публичных библиотек.

При активном участии Петра в России была издана и новая гражданская азбука. Она была введена вместо устаревшей церковнославянской азбуки. Эта новая азбука просуществовала более двух веков, когда была модернизирована уже в первые годы советской власти. Это значительно упростило книгоиздание.

Старорусские буквенные обозначения цифр были заменены арабскими цифрами. Теперь единица обозначалась «1», а не буквой «А», как прежде.

Появились новые типографии. В них печатались русские и переводные учебники, книги по истории, естествознанию и технике, переводы литературных и исторических сочинений античных авторов, в том числе Юлия Цезаря, древнегреческого баснописца Эзопа, римского поэта Овидия. Они издавались тиражом в несколько сотен, а порой и тысяч экземпляров, и все быстро раскупались. В начале XVIII в. русский читатель получил 64 переводных издания, в том числе с латинского, немецкого, французского, итальянского, греческого, голландского, польского, шведского, датского языков. Это были значительные культурные ценности.

В Москве и Петербурге появились первые библиотеки. Они были общедоступными и бесплатными.

В 1702 г. в культурной жизни страны произошло примечательное событие: встав однажды поутру в один из декабрьских дней, москвичи обнаружили, что около московской типографии продаются какие‑то диковинные печатные листы. Это впервые в России вышла массовая газета «Ведомости». Она предназначалась не только для царской семьи и высших сановников, как «Куранты» при Алексее Михайловиче. Ее вынесли на улицу. Тираж «Ведомостей» доходил до 2500 экземпляров.

Вначале она выходила в Москве, потом ее издание перешло в Петербург. Но она распространялась во всей России. В ней печатались указы царя, сообщения об успехах русской армии в Северной войне, внутрироссийские и зарубежные новости.

Но вместе с этими новшествами и успехами русской культуры появились и первые признаки чрезмерного и порой необдуманного увлечения всем иностранным, чему пример подавал и сам царь. Достаточно сказать, что русский язык в это время пополнился более чем 4 тысячами новых иностранных слов. Многие из них были вовсе не обязательны. Письма царя пестрят немецкими, голландскими словами и терминами. Началось настоящее засорение русского языка.

Подражание западным модам привело к тому, что русские люди порой вынуждены были менять удобную и хорошо приспособленную к русскому климату одежду на вполне европейские, но неудобные и непрактичные для России наряды. Действительно, какая польза была от коротких панталонов, шелковых чулок, фетровых шляп при двадцатиградусных петербургских морозах?!

Перемены в культурном облике России коснулись и внешнего вида русских городов. Петр понуждал городские власти строить современные здания, мостить улицы брусчаткой, как в европейских городах. Он в своих указах предписывал в уже существующих городах вносить элементы «правильности» – выносить жилые дома на «красную линию», «строить их не посередь дворов своих», создавать тем самым прямые улицы, добиваться симметричной планировки фасадов зданий. При нем впервые в России зажгли уличные фонари. Конечно, это было в Петербурге. До этого в Европе только в семи городах – Гамбурге, Гааге, Берлине, Копенгагене, Вене, Лондоне и Ганновере (столице Саксонии) существовало уличное освещение.

Таким образом, новая русская столица вышла сразу же по этому показателю в число избранных европейских городов.

Петербургу Петр I вообще уделял особое внимание. По его мысли, столица новой победоносной европейской империи должна была нести на себе все черты величия и славы Российского государства. Он мечтал не просто построить новый, вполне европейский город из камня и гранита, но сделать его «величайшим и славнейшим паче (т. е. больше) всех городов в свете».

Для строительства Петербурга были мобилизованы тысячи работных, посадских людей, государственных крестьян. День и ночь к городу на телегах, зимой – на санях везли строительный камень, кровельный материал, бревна, доски. Для проектирования и строительства улиц, дворцов, общественных зданий были приглашены итальянские и французские архитекторы, инженеры, мастера. В городе сносились временные хибары, деревянные дома, был разработан утвержденный царем генеральный план застройки города. Стали создаваться замечательные архитектурные ансамбли – Адмиралтейство, Петропавловская крепость с новым собором, здание коллегий, дворец Меншикова, здание Кунсткамеры и другие. Петр наконец‑то воочию увидел на берегах Невы так полюбившиеся ему очертания голландских и немецких городов. Именно их архитектура была положена в основу создания Петербурга.

 

«Аз есмь в чину учимых».  Так говорил о себе Петр, который учился всю жизнь. Этого же он требовал от всей страны.

Выше уже говорилось об учебе русских людей за границей, о приглашении в Россию иностранцев, которые выступали в роли учителей, об открытии военных школ и училищ. Но царь этим не ограничивался. В первой четверти XVIII в. в России, по существу, появилась сеть светских школ и других учебных заведений. Во многих городах страны появились «цифирные школы». В них учились дети дворян, чиновников, низшего духовенства. Расширилась сеть епархиальных школ, где проходили обучение дети духовных лиц; отдельные школы создаются для детей солдат и матросов.

Но развитие экономики, торговли, градостроительства требовало все новых и новых кадров грамотных и смышленых людей. Этого же требовала и усложнившаяся система государственного – центрального и местного – управления. Нужны были хорошо подготовленные, владевшие иностранными языками губернаторы, вице‑губернаторы, воеводы, чиновники, дипломаты.

В ответ на эти запросы времени в России создаются горные школы, школа переводчиков, где ученики овладевали европейскими и восточными языками. Расширяется обучение в Славяно‑греко‑латинской академии, на базе которой создаются школы славяно‑латинская, славяно‑греческая и славяно‑русская.

При Петре I в России впервые появляются технические учебные заведения. Навигацкие школы вслед за Москвой создаются в Новгороде, Нарве и других городах, а на их базе открывается Морская академия в Петербурге. Основным предметом в ней становится кораблестроение. Следует еще раз упомянуть об открытии в Москве и Петербурге инженерных школ и возникновении первых медицинских училищ. В основном в этих учебных заведениях учились дети дворян. Петр сам занимался подбором учеников, строго следил за обучением, порой экзаменовал учащихся, хвалил прилежных, корил и даже наказывал нерадивых. Специальным указом он запретил молодым дворянам жениться, если они не имели образования. По существу, царь силком втаскивал Россию в просвещение.

 

Развитие науки.  Еще будучи в Европе, во время Великого посольства, Петр I много внимания уделял ознакомлению с европейской наукой. Он встречался с выдающимися учеными, изобретателями. Царь‑реформатор прекрасно понимал роль науки в развитии цивилизации. Но как перенести научные знания в Россию, как двинуть вперед научную мысль в отсталой стране? Первое, что он сделал, стало приглашение на русскую службу европейских научных светил. Петр не скупился на расходы. Обеспечивал их хорошими окладами, предоставлял удобное жилье, давал различные льготы. Так в России появились швейцарский математик и механик Д. Бернулли, французский астроном и картограф И. Делиль и некоторые другие. Во‑вторых, царь помогал продвинуться в науке талантливым русским самородкам. Многие из них при его поддержке проходили обучение в европейских странах. В‑третьих, он всячески помогал развитию научно‑технических знаний, а также тех областей науки, которые имели большой практический интерес для становления русской промышленности, освоения природных ресурсов. По всей стране рассылались геологические экспедиции, которые обнаружили месторождения каменного угля, железной и медной руд, серебра, серы. Впервые в петровское время стали разрабатываться нефтяные месторождения.

Открытие новых земель, присоединение Сибири привели к подлинному буму новых экспедиций на Восток. Русские люди появились на Камчатке и Курилах. Цель этих экспедиций заключалась не только в разведывании и освоении новых земель, богатых пушниной и полезными ископаемыми, но и научном изучении пространств России и близлежащих стран, составлении географических карт. Была послана специальная экспедиция на Чукотский полуостров, перед которой царь поставил цель разведать, «сошлася ли Америка с Азией». За три недели до смерти Петр составил инструкции для датского капитана Витуса Беринга, состоящего на русской службе. Он направлялся в свою первую Камчатскую экспедицию ради поиска пути через Ледовитый океан в Китай и Индию. Уже после смерти Петра Беринг достиг берегов Аляски, открыл пролив между Азией и Америкой, позже названный его именем.

Другая экспедиция пробивалась в Индию через среднеазиатские ханства Хиву и Бухару. Казачьим атаманам поручалось обследовать и описать земли по Амударье, в районе озера Иссык‑Куль. Постоянными стали экспедиции на Северный Кавказ.

В результате к началу 20‑х гг. появились карты отдельных частей России. Так, С. Ремизов создал «Большой чертеж Сибири». Позднее Делиль приступил к созданию карты всей Российской империи.

Общий подъем экономики и просвещения в стране привел к сдвигам в области технических новшеств. В механике появились изобретения Андрея Нартова, создавшего серию новых токарных и винторезных станков. Новыми, более экономичными и эффективными способами стали ковать и обрабатывать оружейные стволы. Зародилась русская оптика. Русские умельцы стали мастерить микроскопы, подзорные трубы, которые прежде покупались за границей.

Потребность в строительстве каналов вызвала к жизни творчество гидростроителя Ивана Сердюкова, чьи разработки позволили реконструировать старые водные пути и создать новые, увеличить их пропускную способность.

По инициативе Петра были открыты астрономическая обсерватория, Ботанический сад, начат сбор древних рукописей, появились новые исторические труды. Сам Петр в свободные часы работал над «Историей Свейской (т. е. шведской) войны». Но времени было мало, и его труд остался неоконченным.

Потрясенный музеями Европы, Петр задался целью создать нечто подобное и в России. Так, в 1714 г. в Петербурге открылась Кунсткамера – первый естественно‑научный музей в стране. Для него было выстроено специальное здание на берегу Невы, которое до сих пор является одним из украшений Петербурга.

Все эти достижения в области науки, появление в России иностранных ученых, рост собственных научных кадров привели к тому, что Петр замыслил создать Петербургскую Академию наук. Он считал, что развитие в стране фундаментальной науки станет мощным рычагом ее восхождения на более высокий цивилизационный уровень. Петр решал эту проблему с присущей ему решительностью и размахом. Академию он брал на государственное обеспечение и оказывал ей всяческую государственную поддержку. Но и требовал от ученых упорного и масштабного труда на благо Отечества. Проект Академии наук Петр утвердил в 1724 г. Сама же Академия открылась в 1725 г., уже после смерти ее создателя.

 

Литература и искусство . Эпоха Петра I не могла не наложить отпечаток на литературу и искусство.

В традиционные народные литературные жанры – былины, исторические песни, сказки – властно вторгается «петровская» тема. В них присутствует сам царь, его свершения и победы, тяготы, раздумья. Там же присутствуют и его враги – шведы и Мазепа – и те из его соратников, кто предал, обманул его, вроде казнокрада сибирского губернатора князя Гагарина.

Заметно увеличилось в первой четверти XVIII в. количество книг светского содержания, переводов европейской литературы. Типографии стали выпускать книги не только на потребу знатных людей, но и с расчетом на горожанина и даже грамотного крестьянина.

Новым явлением в литературе стала публицистика – произведения, созданные петровскими сподвижниками и прославлявшие деяния царя‑реформатора. Такими были, например, творения Феофана Прокоповича, вице‑президента Синода, видного церковного деятеля и писателя. В своих трудах «Слово о власти и чести царской», «Правда воли монаршей» он прославляет Петра I, его преобразования России, его право на передачу престола в своей семье по собственному усмотрению, а не обязательно старшему сыну, ставшему к этому времени в оппозицию к отцу.

Первая четверть XVIII в. дала России новые явления в области искусства.

В Москве вновь был возрожден театр. Представления шли в деревянном здании, сооруженном прямо на Красной площади. Ставили пьесы немецких, французских, испанских авторов, но, естественно, на русском языке. Появились и свои первые пьесы на исторические темы. Свои самодеятельные театры организовывали ученики различных средних и высших учебных заведений.

Произошли существенные сдвиги и в живописи. И главное из них – появление наряду с традиционной иконописью светской реалистической живописи. В первую очередь это относится к портретной живописи.

Появление западных «парсун» и пейзажей в домах знати и богатых горожан не прошло бесследно. Многие из них стремились увековечить себя на полотне. Появились первые русские художники‑реалисты. Увидя их талант, Петр посылал некоторых из них на выучку за границу. Виднейшим портретистом своего времени был Иван Никитин, создавший галерею портретов знаменитых людей той эпохи. Его кисти принадлежит и картина «Петр I на смертном одре». Другим известным русским художником‑портретистом стал Андрей Матвеев. Оба они прошли выучку в Голландии.

В музыке также произошли изменения. Наряду с традиционными церковными хоровыми произведениями, народными песнями зазвучала военно‑строевая музыка. Полки во время парадов, триумфов маршировали под русские и иностранные марши. Обыватели с восторгом взирали на эти военно‑музыкальные зрелища.