foto1
foto1
foto1
foto1
foto1

Немало загадочного в потрясающей душу фигуре немого Герасима. В нём таятся громадные силы; «о богатырской силе немого» ходит молва — так заканчивается рассказ «Муму», и ни для кого не было секретом, что под «немым» Тургенев подразумевал не одного Герасима, но народ, ещё не сказавший своего слова.

Так понял образ и известный мыслитель Иван Аксаков, увидевший в «немом» символическое «олицетворение русского народа, его страшной силы и непостижимой кротости», народа, который «со временем заговорит, но теперь, конечно, может казаться и немым, и глухим».