foto1
foto1
foto1
foto1
foto1

В XIV–XV вв. Московское княжество передавалось по наследству от отца к сыну или ближайшему родственнику. Права наследника фиксировались в духовной грамоте его предшественников. Право же на великое владимирское княжение, а вместе с ним старшинство среди остальных князей и право на сбор дани для Золотой Орды со всех русских земель давались золотоордынскими ханами в виде ярлыка. Однако уже Дмитрий Донской пренебрег ханской волей и великое княжение Владимирское передал по наследству своему сыну Василию I. Но формально считалось, что московский князь получал верховную власть из Золотой Орды, поэтому его поставление осуществлялось ханским послом во владимирском Успенском соборе (к примеру, в соседней Литве великого князя литовского поставлял церковный иерарх).

С одной стороны, зависимость от Золотой Орды ограничивала власть московского князя, поскольку он считался ханским улусником. С другой стороны, воля хана как бы возвышала великого князя над всеми остальными подданными, делая его самодержавным правителем. Получалось, что свою власть великий князь получал свыше, т. е. от хана, и в этом отношении был полностью независим от желания людей, населявших его княжество.

Получение ярлыка на великое княжение способствовало росту могущества и богатства московского князя. Сбор дани со всех русских земель был исключительно выгодным делом. Еще в 1275 г. все земли были переписаны по ханскому указу, и население обязали платить посошную подать. Сначала ее собирали ханские баскаки. Затем сбор дани был поручен местным властям. Например, в городах‑республиках Новгороде и Пскове ее собирали посадники, в независимых княжествах – Рязанском, Тверском и других – их князья, и т. д. Все платежи стекались к московским князьям. Известно, что в XIV в. Коломна платила 342 руб., Можайск – 235, Звенигород – 272, Дмитров – 111, Нижегородское княжество – 1500, Углич – 105 и т. д. Если какой‑либо город или владелец земли не мог заплатить нужную сумму, то мог потерять самостоятельность и переходил под власть великого князя московского. Некоторые владения просто переходили к нему за долги.

Поскольку в XIV и особенно XV в. в Золотой Орде часто шла династическая борьба, ханская власть была непрочной и недолговечной, то московские князья пользовались этим и дань не всегда посылали, оставляя ее в своей казне. В итоге они не только закрепили за собой положение старшего среди остальных князей, но и в материальном отношении превзошли их всех.

Следует отметить, что система выдачи ярлыка на великое княжение и сбор дани со всех русских территорий препятствовали развитию сепаратистских тенденций и постоянно собирали все земли воедино. Ханский ярлык давал право московскому князю вмешиваться в дела всех остальных княжеств и городов и посылать в них своих наместников. Ханская перепись стала основой для сбора всевозможных налогов уже в пользу великого князя. Позднее на ее основе были составлены писцовые книги, по которым уже платились государственные налоги тягло. На базе чрезвычайной дани, собираемой для кормления ханских послов и обеспечения их передвижения (яма), появились дополнительные налоги: кормовые (для иностранных послов и государевых людей), ямские и т. д.

Непосредственно в казну князя население было обязано платить торговые пошлины, налоги за занятие промыслами, деньги за судопроизводство. Некоторые промыслы, например варка соли в Галиче, Юрьеве, Городце, отлов бобров в малых реках, рыбная ловля ватагами на северных морях и реках, разведение лошадей, охотничьих собак, приносили дополнительные доходы.

В течение XIV–XV вв. родственные отношения внутри великокняжеского рода изменяются. Начинает закрепляться практика передачи престола от отца к старшему сыну, минуя братьев. Попытка Юрия Дмитриевича и его сыновей изменить ее ни к чему не привела. Младшие в роду, т. е. удельные, князья были обязаны служба старшему. Тот в свою очередь должен был их «кормить», т. е. наделять землями, и оберегать от недругов. Собственные же родовые владения мелких князей начинают постоянно уменьшаться (одни разорялись степняками, другие продавались за долги).

Главным гарантом силы и могущества московского князя была его дружина, т. е. войско. Она все еще делилась на старшую и младшую чадь. Старшую составляли бояре. Но и среди них была градация. Главными считались ближние бояре, т. е. те, кто с давних лет служил московскому князю и имел свои земельные владения около Москвы. Затем шли введенные бояре, т. е. те, которые переселялись из других княжеств и за свою службу получали в кормление города. В них они были обязаны судить от лица князя, собирать налоги и организовывать оборону. Были также путные бояре, которые получали доходы и для себя, и для князя с торговых путей (по предположению С. М. Соловьёва). В итоге ближние бояре входили в княжескую думу и находились при великом князе; введенные и путные бояре осуществляли управленческие функции княжеских чиновников на местах. Кроме того, они были сборщиками налогов.

Этих бояр – наместников и сборщиков налогов можно считать прародителями будущих государственных управленцев.

Бояре, находившиеся при великокняжеском дворе и входившие в думу, играли роль совещательного органа. В него же входили окольничие – более низшие чины, организующие княжеские выезды.

Следует отметить, что и бояре, и окольничие сохраняли за собой право выезда на службу к другому князю с принадлежащими им землями. Но со временем он становился все более сложным. Суд в боярских землях стали осуществлять те князья, на чьей территории они находились, бояре же обязаны были защищать от врагов те города, где были их земли, а не где они служили. Весьма запутанным было и их собственное решение судебных тяжб. Все это привело к тому, что бояре стали крайне редко покидать своего патрона и целыми поколениями верно и преданно ему служить (в княжении Василия Тёмного это было наглядно видно).

Младшую дружину составляли дворяне, носившие название детей боярских. Они не входили в думу, но также сохраняли право свободного выхода. Младшая дружина составляла основу княжеского войска – конницу. Полководцами же обычно назначались представители старшей дружины. Во время военных походов в войско князя должны были вливаться городовые полки.

Полков было пять: Передовой, Великий, Правой и Левой руки, Засадный. Кроме того, население приграничных городов должно было нести пограничную службу на заставах.

Княжеский двор и княжеское хозяйство обслуживали всевозможные слуги: стольники, чашники, конюший, ловчий, ясельничий, дворский, казначей, ключник. Составлением различных документов и посольскими делами занимались дьяки и подьячие. Писцы составляли описи земель, приставы отправлялись для разбирательства судебных дел.

По дворцовому ведомству служили не только вольные люди, но и холопы. Обычно они были садовниками, псарями, ремесленниками и т. д.

Еще при Дмитрии Донском в Москве было изменено городское управление. Должность тысяцкого была упразднена. Вместо него стал назначаться наместник, как и в других крупных городах. Но в независимых городах, например Новгороде и Пскове, было свое самоуправление в лице посадника и веча. Там наместник был лишь представителем князя и его функции и права строго оговаривались в договорной грамоте. Однако между наместниками и городским самоуправлением часто возникали споры и столкновения, нередко заканчивающиеся войной между Москвой и Новгородом.

Право назначать своих наместников на независимые территории давал великому князю ханский ярлык. Формально эти наместники были представителями Золотой Орды, а сам великий князь считался его улусником. Но поскольку татаро‑монгольское ханство с каждым годом все больше и больше слабело, власть над русскими землями оказывалась в единоличных руках московского князя.

В собственном княжестве административными единицами управляли княжеские чиновники: волостями – волостели, станами – становщики, селами – посельские. Это уже было определенной формой государственного управления.